23:44 

Заключение.

Рассматривая особенности мышления вообще я установил необходимость спекулятивности мышления вообще.
Далее. Я установил, что логика, как тип мышления, призвана обеспечить тождество между мышлением и объектом действительности, но самой логике не обязательно следовать за существованием этого объекта. Её цель – обнаружить правила мышления в его особенностях, позволяющие прийти к этому тождеству (правила абстракции, аналогии, противоположения и т.д.
Поэтому логикой я назову окончательно науку о правилах мышления в его особенностях, позволяющих установить тождественность суждения тому, что оно отражает из реальности. И, таким образом, оба моих постулата, выдвинутых мною изначально, естественным образом становятся содержанием определения логики или логикой в собственном смысле. Их существование одинаково вытекает из спекулятивности мышления, ибо, не будь такового, не было и необходимости в самих правилах логики (т.е. необходимости сводить произвол мышления к тождеству его с реальностью существования человека); не будь такового, не было бы и множественности логик, по-разному отражающих существование одного и того же объекта действительности (даже (что, практически, невозможно) одной и той же реальности этого объекта).
Логика, как ограничение свободы мышления внешними свойствами, отношениями да и самими объектами действительности, есть, безусловно, стремление к тождеству процессов мышления процессам Природы, но к тождеству, выраженному в рамках особенности самого мышления, как субстанциональности мира отражений в целом, так и субъективности в частности.
Что же, в таком случае, означает совпадение самих различных логик? В общем случае – это совпадение различных реальностей, распадающееся на две относительно независимые части;
1)совпадение реальностей действительного существования одного и того же объекта;
2) совпадение субъективностей (субъективных реальностей) разных субъектов познания.
Эти части относительно независимы, так как активность мышления, обладающего свободой, может, как было уже сказано, приводить к различению между мыслительным отражением и самой действительностью, т.е. эти части относительно независимы благодаря субстанциональности мышления и доноров отражения.
Эти части относительно независимы, потому как в них, вследствие единства их существования (как «одно», как «мыслящее тело») заложено стремление друг к другу, к тождественности одного другому.
Естественно, из-за относительной независимости этих частей вследствие независимости причин, их порождающих и таящихся в них самих, кроме этих противоположных по сути частей, между ними существует большое количество совпадений реальностей, когда, например, различение субъективностей компенсируется различением реальностей (и наоборот), приводящее, в итоге, к совпадению тотальной реальности (как субъективной, так и объективной). Но это я не рассматриваю.
Исходя из сказанного, совпадение формальной и диалектической логик я рассматриваю, прежде всего, как совпадение внешней и внутренней реальностей существования одного и того же объекта в действительности на одинаковом фоне субъективности (одинаковом, поскольку было достигнуто совпадение). И потому такой способ доказательства необходимо должен иметь место.
С другой стороны, чтобы постигнуть сам уровень субъективности, желательно измерить насколько возможно его. Поэтому существует необходимость при доказательстве того или иного тезиса установить различение множественных субъективностей, что позволяет нам одновременно выделить общую («абсолютную» на данный момент) субъективность субъектов познания и, отталкиваясь от неё, производить измерение (оценку) частных субъективностей (См. мою работу «Натурфилософия как рефлексия естествознания»).
С этой целью я и обращаюсь к авторитетам философии, т.е. к источникам общей субъективности. Совпадение субъективных реальностей необходимо суть основание, по которому производится совпадение объективных реальностей.
Как видим, моя предварительная логика по существу (в своих существенных моментах) верна, хотя, конечно, и не единственно возможна. Более того, она и отрицает саму себя.
Действительно, исходя из моей логики, я, рассматривал противоположности, задавшись предварительно определёнными постулатами. Эти же постулаты и ограничили панораму реальности рассмотрения противоположностей. Логика, т.е. развитие постулатов логики по отношению к ней самой, заставляло игнорировать те или иные факты, реальность существования некоторых объектов действительности (например, при рассмотрении вопроса о равенстве противоположностей, я игнорировал факт существования доминантных и рецессивных генов, - хотя здесь можно легко сослаться на неполноту знаний о их совместном существовании или интерпретировать их в свете моей логики).
И таким образом, сам факт совпадения конкретного содержания моей логики с её априорными положениями (т.е. диалектического её развития в целом, что само по себе указывает на границы её применимости) ещё не служит неоспоримым аргументом в пользу её истинности. Впрочем, уже само по себе доказательство ограниченности данного критерия истинности может послужить оправданием для написания данной работы (ибо оно отрицает всюдность самой диалектической логики).
Тем не менее, для опровержения (ограничения) моей логики вообще и логики противоположений, в частности, необходима, как то было показано ранее, другая логика, которой на сегодняшний день не существует (об отношении диалектической логики к моей я уже писал), потому я и не могу обосновать её существование формальнологическим путём, хотя и смутно догадываюсь, как (логика иррационализма).

@темы: Логика противоположений

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Философия

главная