Чтобы понять «комплементарность» двух смыслов, нужно все-таки немного «потоптаться» по эволюции процедурного смысла. Процедурный смысл формируется, как освобождение от симпрактического подтекста: Лурия А. Р. писал: «Таким образом, можно сделать вывод, что четкая предметная отнесенность слова, какой бы простой она ни казалась с первого взгляда, является продуктом длительного развития. На ранних этапах развития слово вплетено в ситуацию, жест, мимику, интонацию и только при этих условиях приобретает свою предметную отнесенность. Затем предметная отнесенность слова постепенно эмансипируется от этих условий, но даже тогда, когда слово, казалось бы, уже приобрело четкую предметную отнесенность, на самом деле оно еще долгое время сохраняет тесную связь с практическим действием и продолжает обозначать еще не предмет, а какой-либо признак этого предмета. Иначе говоря, и на этом этапе слово имеет еще диффузное, расширенное значение, сохраняет тесную связь с практическим действием и поэтому очень легко может терять свою предметную отнесенность и приобретать новое значение, соответствующее тому или другому признаку предмета. Лишь на последующих этапах развития ребенка слово приобретает уже четкую устойчивую предметную отнесенность, хотя оно может сохранять свою связь с практическим действием» psy.wikireading.ru/69486
Собственно, именно с «этого места» в эволюции человеческого мышления и начинается «история» процедурного смысла.- «Лишь на дальнейших этапах развития языка роль действия и жеста переходит к глаголу и симпрактическая связь слова с действием заменяется синсемантической связью, т. е. связью двух слов. На этом этапе развития языка единицей живой речи уже является не изолированное слово, а целое фраза или оформленное речевое высказывание. www.hintfox.com/article/semanticheskaja-strykty.... Именно «вкупе» с глаголом имя существительное приобретает свою изначальную конкретность: «хрустящий хлеб, конфету или пряник. Поэтому за словом «магазин» у ребенка кроются аффективные связи, и по сути говоря, это еще не объективное значение слова, это, скорее, аффективный смысл, который имеет в его жизни «магазин».
Для ребенка позднего дошкольного или раннего школьного возраста «магазин» означает уже конкретное место, куда ходят покупать продукты, куда иногда его посылают за покупками. Этот магазин находится на углу или через дорогу. Слово «магазин» лишается у него только аффективного значения, смысл постепенно становится дополнительным, подчиненным; ведущую роль приобретает наглядный образ конкретного магазина, определенная функция магазина; когда ребенку позднего дошкольного возраста в соответствующем контексте говорят слово «магазин», оно вызывает у него целую конкретную ситуацию магазина, где покупают вещи или продукты…», и лишь позже:
«Совершенно другое значение имеет слово «магазин» для взрослого, например для экономиста. Предметная отнесенность остается прежней, но за словом «магазин» кроется уже целая система понятий, например экономическая система обмена, или формула «деньги — товар — деньги», или форма обмена (социалистический обмен, кооперативный обмен, капиталистический обмен) и т. д. Значит, смысловое строение слова «магазин» не остается одним и тем же, оно меняется, его значение развивается.
При таком изменении значения слова меняется не только его смысловая структура, меняется и та система психологических процессов, которая стоит за этим словом» (Лурия. Там же psy.wikireading.ru/69487), т.е. порождается уже декларативный смысл.
Различие определений, при этом, выглядит так:
1) процедурный смысл: «Первый тип заключается в том, что, отвечая на эти вопросы, испытуемый не дает в полном смысле определение значения данных слов, а воспроизводит лишь какой-нибудь один признак, какую-либо одну функцию названного предмета или вводит данный предмет в какую-нибудь конкретную ситуацию. Примером могут служить такие ответы, как, например, «собака — она охраняет дом» или «собака кусает», «собака лает», или «стол стоит», «бывает письменный стол», «за столом обедают»; «молоко — оно вкусное, его кошка лакает, маленькие дети не любят пить» и т. д. Легко видеть, что этот тип ответов не является подлинным определением понятия, это перечисление каких-то наглядных признаков предмета или тех ситуаций, в которые включен этот предмет. Ответ такого типа отражает Преобладающую роль у данного субъекта наглядных связей, которые стоят за словом и отражают какие-то наглядные признаки, наличные у данного предмета, или какую-либо наглядную ситуацию, в которую называемый предмет входит».
2) декларативный смысл: «Есть, однако, второй тип ответов, который психологически коренным образом отличается от первого. На вопрос о том, «Что такое собака?» или «что такое стол?», «что такое „хлеб?“» можно получить ответ «Собака — это животное», «Стол — это мебель», «Хлеб — это пища» и т. д. Здесь психологическое строение ответа совершенно иное: человек не воспроизводит определенную конкретную ситуацию, в которую входит данный предмет, а вводит данный предмет в известную систему понятий, относит его к определенной категории». (psy.wikireading.ru/69489).
Но, главное: конкретность объекта в соотношении с действием, которое можно применить к этому объекту, благодаря изначальной абстрактности слова, положила начало процедурному смыслу, суть которого: «не воспользоваться сложившейся ситуацией», а «преобразовать ее для своих целей».
Напомню еще раз определение процедурного смысла. Процедурный смысл - это связь между мотивом и целью деятельности, которая определяет предметы и средства, необходимые для этой деятельности, а также способы реализации цели…
Что здесь важное? Говорят, что цель есть только у человека… Цель «осознанный образ предвосхищаемого результата, на достижение которого направлено действие человека». vocabulary.ru/termin/cel.html
Глупости: цель это направленные и упорядоченные действия, которые надо приложить, чтобы достигнуть удовлетворения той или иной потребности организма. Т.е. в общем можно сказать и так: цель: это то, что нужно организму, и что- можно достигнуть вопреки принципу минимального действия, потому что ПНД- это движение без усилий со стороны живого организма, т.е. когда ПНД=0. Организм изначально противостоит окружающей его среде, а потому система с живым организмом- нелинейная, и организм «прет» против «среды», против ветра, т.с., чтобы реализовать свой мотив, причем, неважно- против ветра, или «обгоняя» ветер…
Т.е. мотив и цель- свойственны всему живому (а, для млекопитающих, наверно, можно сказать, что у них есть «аффективный смысл», в качестве чувственного переживания, достижения цели, я бы назвал: ценностной смысл, или даже не смысл, а основа смысла) то, что направляет внимание на предмет, выделяя его из общего восприятия среды, а, естественно, собственный смысл свойственен только человеку. Следовательно, мотив и цель: необходимые атрибуты процедурного смысла, но не его сущность. Сущность процедурного смысла: не просто противостоять окружающей среде, а преобразовать эту окружающую его среду в свою пользу, типа: если важна сила и не важно расстояние- используй рычаг… Если пища слишком быстра- замани в ловушку, сделай лук, наконец… Подчини своей воле коня, чтобы быть быстрей, собаку, чтобы быть сильней, и т.д.- преобразуй окружающую среду так, чтобы она служила реализации твоих целей, а не «жила своей жизнью»… Таким образом, процедурный смысл необходимо должен включать в себя не только те действия, которые направлены на достижение непосредственных потребностей, но и действия направленные на организацию внешней среды, которую надо преобразовать для более эффективного удовлетворения своих потребностей…
Естественно, для развитого человека присуще сначала составить план своих действий, план преобразований. Ну, а для, положим, неандертальца?- Надо полагать, у него: переходное состояние между аффективным смыслом, и процедурным, где чувственное переживание «наполняется» содержанием процедурного смысла. Т.е.:
Чувственное переживание:
1. Не исчезает, но ослабляется, как бы становится «фоном», организующим содержание процедурного смысла;
2. Ослабляется словом, включенным в симпрактический подтекст той или иной смене ситуации. Слово: как «стоп-кран» прерывает тот или иной паттерн поведения, внося в него «текущие корректировки» (см: philosophystorm.org/pokhvalnoe-slovo-boltologii ).
3 То есть слова (как комментарий), не только разнообразят поведение неоантропа, в смысле уточняющей корректировки его действий, но и позволяют принимать решение по оптимизации своих дальнейших действий- оценивать ситуацию, что в дальнейшем, при появлении внутренней речи дает возможность «подняться над самой ситуацией».
Но принцип «работы» комментария и внутренней речи- один. Слово, или несколько слов «запускают» тот или иной упорядоченный «комплекс» отработанных действий (навыков): «Простейшими примерами такого симпрактического использования речи является подсистема речевых сигналов, используемая для регулирования погрузочных работ: «майна — вира»». prepod.nspu.ru/mod/resource/view.php?id=32385
А теперь, напомню (из «Философской фактологии»):
«умение – это ряд действий для получения БЛАГОПРИЯТНОГО результата и оно в этом смысле аналогично ПЕРСПЕКТИВЕ в образном мышлении, т.е. тому или иному ВИДЕНИЮ по ПАМЯТИ результата (и понятию, в вербальном мышлении);
- навык же, это- ОПТИМАЛЬНЫЙ (не вообще, а в РЕАЛЬНОСТИ субъекта) ПРОЦЕСС действий, и, как ОПТИМАЛЬНЫЙ процесс – процесс, ЗАКРЕПЛЁННЫЙ в памяти порядок и способ действий
ПРИМЕЧАНИЕ. На мой взгляд, споры об отношении умения (как «начального» и умения «мастера») и навыка ведутся из-за непонимания того, что умение, как ПЕРВАЯ стадия развития наглядно-действенного мышления, суть «упорядоченный ряд ДЕЙСТВИЙ…», а как вторая (развитая) – суть «упорядоченный ряд действий и НАВЫКОВ…». Аналогично, в образном мышлении: композиция – это НОВЫЙ образ (в определённой перспективе), в понятийном мышлении – умозаключение – это НОВОЕ суждение о НОВОМ («выводном») понятии».
И вот здесь появляется новый лингвистический нюанс, разделяющий умения и навыки: навыки не только оптимальный для индивида способ действия, но и закрепленный в памяти словом, причем слово может объединять множество умений: «строгать», «пилить», «клеить» = «сделать стул». И тут, в принципе уже можно было бы говорить о появлении декларативного смысла («сделать стул»- определяет слова – конкретные действия: «клеить», «пилить», «строгать»), т.е. обозначающее- «сделать стул», определяет «означаемое»- порядок применения разного умения. Т.е. хотя поначалу появляются обобщающие слова, они «скованы» конкретным способом и порядком применения умений. Т.е. «объем» навыков есть по сути: упорядоченные условные рефлексы, выработанные личным опытом, имеющие свойство закрепляться в процессуальной памяти «вытесняя» при реализации этих навыков память декларативную. Навыки переходят в «автоматический режим», т.е. склонны превращаться в ритуал, причины появление которого «забываются». До некоторой степени этот: самый неразвитый процедурный смысл существует как атрибут развитого под уже непосредственным влиянием декларативного смысла процедурного смысла. Основное различие между которыми в том, что с одной стороны процедурные представления начинают организовываться в процедурной памяти словом-обобщением («первичным»), с другой: по самому конкретному процедурному смыслу: «что можно сделать с той или другой вещью (каждой в отдельности), находящейся в наличии, чтобы «приспособить» ее к достижению конкретной цели»?
Т.е. умения и навыки еще находятся «во власти» процедурного смысла, но слово-обобщение:
-во-первых, «мешает» умениям и навыкам «закрепляться» в качестве единообразных сложных условных рефлексов…
- во-вторых, «выносит» мышление за рамки конкретных ситуаций на уровень абстракции: «что я могу, вообще, сделать вообще с «этой вещью»»?
Ну, и в качестве «закрепляющего» в постоянном состоянии функционирования процедурного смысла, необходимо отметить, прежде всего, появившуюся у человека способность: «видение» во время изготовления предмета труда конечной цели (продукта) труда ВО ВРЕМЯ ЕЁ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ. То, есть способность не только выделять предмет из его естественной среды, не только использовать его в своих целях, «здесь и сейчас», но и способность преобразовывать его, создавая в воображении- новый «контекст» для его существования в преображенном виде.
Окончательно состав содержимого современного процедурного смысла сформировался тогда, когда человек «включил» в него «средства производства» (средства труда).
Вслед за развитием процедурного смысла «шаг в шаг» следовало и развитие декларативного смысла: начиная от появления обобщающих слов, до способности «конструирования» воображающих человеком представлений, что, собственно и положило начало «расхождения» этих смыслов.
Слово, как знак в мышлении, становиться способным замещать представление. Представление только сопутствует слову. Подобно тому, как само слово замещается на математический знак в математике. Мы можем чисто «калькуляционно» совершать различные математические действия над математическими знаками, совершенно не вникая в то, что изначально эти знаки заместили (слово, или представление) по правилам математики. И лишь в конце такого оперирования возвращаясь к самому слову (или представлению) чтобы осмыслить, что получилось с ними у нас в итоге математических преобразований.
Словам, как инициаторам конструирования образа (словесного портрета), пришлось «пройти» долгий путь развития от «внешнего описания» до «познанной сущности» вещи. Другими словами, если по Гуссерлю, то понятия играют в его феноменологии роль «синтактических предметностей», которые нечто, типа «прослойки» между сущностью- эйдосом и собственно сознанием мешают узреть сам эйдос, и суть лишь , простые корреляты мыслительных функций» (Гуссерль. «Идеи» 1). И здесь важно подчеркнуть этап перехода от слова как социального признака образного представления о вещи к смыслу понятия об этой вещи. А этот переход, в общем-то, указан: «ступени» познания сущности вещи.

@темы: Философская фактология