19:47 

ЧАСТЬ I.
Сущность традиционной натурфилософии.

Глава 1.
Натурфилософия в первом приближении.

В качестве первой ступени философского анализа сущности натурфилософии мной предлагается анализ следующего её современного определения: «Натурфилософия – философия природы, особенностью которой является преимущественно умозрительное истолкование природы, рассматриваемой в её целостности» (1).
Для того, чтобы установить адекватность определения понятию, естественно обратиться, прежде всего, к пониманию самими натурфилософами целей и предмета своих изысканий. Но здесь сразу же возникает терминологическая трудность. Дело в том, что натурфилософией ныне принято считать и физику первых греческих философов, и нерасчленённую на части философию Платона, и первую философию (метафизику) Аристотеля, и, собственно, натурфилософию стоиков, и разделы философии, например, Гоббса и Гегеля, именуемые ими философией природы. Называют также натурфилософией космогонические мифы первобытных народов и древних цивилизаций (например, Крамер С.Н. (2)).. Отсюда возникает вопрос: на каком основании тот или иной продукт человеческого мышления относить к натурфилософии?
Исходя из этимологии этого слова и из сложившейся традиции, под натурфилософией я буду понимать, прежде всего, всякое философское учение, предметом которого является природа. Философским же я буду именовать такое учение, в котором явно или неявно представлены субъект и объект познания в их противоречивом становящемся единстве, или в их совместном взаимообуславливающем существовании.
Таким образом, я исключаю из понятия натурфилософии космогонические мифы первобытности из-за их внутренней нерасчленённости на субъект и объект. Физика же ранних античных философов может выступать в качестве натурфилософии лишь как неразвитая (первая) её ипостась.
Действительно, физика ранних античных философов, с одной стороны, есть учение о природе, впервые внеположенной к человеку, что выражается наиболее рельефно в тяге этих философов к материализму. Но, с другой стороны, сам познающий природу субъект отсутствует в их учениях в явном виде.
Натурфилософией можно назвать платоновские представления о мире идей, совместно с неопределённой материей творящих чувственные вещи; метафизику Аристотеля и Декарта, понимание метафизики Ф. Бэконом и И.Кантом, философию природы Т. Гоббса и Гегеля и даже «Этику…» Спинозы.
Предварительно и весьма обще определив круг философских учений, которые могут считаться натурфилософскими, я предлагаю к рассмотрению некоторую выборку мнений о натурфилософии и её задачах, мнений, которых придерживались сами натурфилософы или философы, размышлявшие на эту тему.
1. Задачей физики первых греческих философов был поиск и установление первоначал мира.
2. По Платону: «Различение видимых дня и ночи, месяцев и обращений планет породило познание времени и побудило в нас стремление к исследованию природы целого. Это стремление дало нам философию» ( «Тимей» (3)) .
3. По Аристотелю: «Метафизика – наука господствующая… та, которая познаёт цель, ради которой надлежит действовать… Эта цель есть в каждом отдельном случае то или иное благо, а во всей природе вообще – наилучшее»(4) .
4. Стоики выделяли три задачи: изучение мира, элементов, причин.
5. Для Н. Кузанского задачей было разыскание среди множества конкретностей единого максимума, «…в котором Вселенная существует максимальным и совершеннейшим образом» (5)
6. Б.Телезио положил себе задачей: «…исследовать самый мир и отдельные его части…»(6) .
7. По Декарту: «…должно серьёзно отдаться подлинной философии, первой частью которой является метафизика, где содержатся начала познания: среди них – объяснение главных атрибутов Бога, нематериальности нашей души, а равно и всех остальных ясных и простых понятий, какими мы обладаем. Вторая часть – физика. В ней, после того, как найдены истинные начала материальных вещей, рассматривается… весь универсум, затем, особо, какова природа Земли… Далее должно также по отдельности исследовать природу растений, животных, а особенно человека» (7)…
8. И.Кант: «В отношении причин и действия, субстанции и её действенного проявления задача философии на первых порах заключается в том, чтобы разгадать сложные явления и свести их к более простым представлениям. Раз основные отношения найдены, роль философии кончается» (8).
9. Задача натурфилософии по Ф. Шеллингу: «…в том, чтобы объяснить идеальное исходя из реального» (9).
Из вышеперечисленных мнений очевидно, что довлеющим акцентом в натурфилософии является не просто философия, истолковывающая природу в её целостности, но разыскание начал этой целостности. Даже когда Т. Гоббс указывает, что: «Предметом философии или материей… является всякое тело…» (10) , то и здесь он, во-первых, выделяет момент возникновения тела, во-вторых, по его же свидетельству, саму философию интересует лишь общее, свойственное любому телу, чему пример – принятый им самим масштаб исследуемого им мира – ниже изучения пространства и созвездий он опускаться не согласен.
Второй характерной чертой натурфилософских учений является стремление натурфилософов представить природу как целостность. Собственно, идея единства мира, рождённая фактом рефлексии разума всеобщей взаимозависимости, взаимопревращаемости вещей, как раз воспринимается легко именно благодаря своей эмпиричности. Но что заставляет на основании этой идеи выстраивать целостное миросозерцание, свою, можно сказать, Вселенную – остаётся непонятным, но, видимо, важным фактом, который надо объяснить.
Третьей характерной чертой натурфилософии является стремление натурфилософа построить такую натурфилософскую систему, которая бы объяснила не только существование природы, но и место человека в ней, его социальное обустройство. Действительно, уже Аристотелю нужна метафизика для нахождения наилучшего блага; платоновская натурфилософия есть слепок с его идеального государства с философами (= идеями) во главе; этика Эпикура согласована с представлениями Эпикура о смертности души, как и всего, состоящего из атомов; этика стоиков - с их представлениями о пневме – мировой душе, логосе; Декарт последнюю цель натурфилософии видит в изучении «особо человека», но наиболее ярко это выражено в «Этике…» Спинозы…
Ещё Кант писал: «Законодательство человеческого разума имеет два предмета – природу и свободу, и, следовательно, содержит в себе как естественный, так и нравственный закон, первоначально в двух различных системах, а затем в одной философской системе»(11) .
Человек, этика, философия свободы, философия общества, наконец, выступают не только завершающим разделом натурфилософии, но и являются её целью, в то время как натурфилософия, зачастую, выступает лишь как средство для достижения этой цели и как критерий правильности полученного результата. Оказывается, по большому счёту, что философию природы и социальную философию можно разделить на самостоятельные науки по предмету изучения, но не концептуально. Так или иначе они выступают как одно целое. Недаром Т.Гоббс в единой философской концепции после рассмотрения природы Вселенной исследовал далее природу человека и последним – вопрос о гражданине. Недаром Шеллинг считал двумя непременными частями философии натур- и трансцендентальную философии на основе одной концептуальной идеи тождества субъект-объекта.
Отсюда:
-исходя из существующей в учениях натурфилософов единой концептуальной целостности философии природы и социальной философии;
- исходя из полагания натурфилософами философии природы как средства понимания человеческого существования, а социальной философии – как цели, для которой создаётся средство,-
я делаю вывод о бессмысленности ограничения предмета натурфилософии одной природой. Если натурфилософию всё же и определять как философию природы, то необходимо рассматривать в натурфилософии человека и искусственный, создаваемый им («третий») мир как продолжение всеобщего закономерного развития природы, т.е. как её саму.
И наконец, четвёртая характерная черта натурфилософии – натурфилософы прошлого понимали натурфилософию, прежде всего, как науку. Хотя такое определение её в данной выборке фигурирует в явном виде мало, тем не менее, понятия «исследовать», «познавать», «изучать» - вряд ли подходят к иному роду духовной человеческой деятельности больше, чем к науке. Правда, существует и несколько другое определение натурфилософии как платоновской «царицы наук» или бэконовской «матери наук», но оно не входит даже в формальное противоречие с определением самой натурфилософии как науки, а лишь подчёркивает иерархическую связь её с другими науками.
Чтобы произвести сущностное сравнение натурфилософии и науки, необходимо иметь определение науки. В нашей философской науковедческой литературе сущностным считается следующее определение науки:
- наука – это целенаправленная деятельность по производству знания (12).
Но подобное определение не позволяет чётко разграничить миф и науку. Миф – тоже производство знания путём непосредственного, нерефлексированного переноса мышлением человека истинности собственного бытия вовне, на весь мир. Миф – суть одухотворение окружающей человека природы, при помощи которого достигается в сознании человека эффект включённости, полной органической слитности его с природой. Миф, как производство знаний, выступает в форме обрядовости и предсказательности (т.е. аналогов метода и опережающего отражения).
Не спасает положения и уточнение данного выше определения науки, как-то:
- наука – не просто производство знаний, но производство и средств познания.
Хотя в таком виде определение науки и таит глубокую аналогию между рождением научного мышления из мифологического и рождением человека из животного (считается, что собственно человек разумный появился не тогда, когда научился изготавливать и использовать орудия труда,- т.е. овладел, в некотором роде производством; но когда в его ещё смутном мышлении произошла адверсия с самого «производства» на средства производства), но и этого мало для отделения науки от мифологии. В конце концов, средствами познания служат и простейшие измерительные приборы длины, угла, веса, которыми человечество овладело ещё в более глубокой древности. Но суть в том, что измерительные приборы в древности служили не средством познания, а были частью способа существования человека. Для рождения научного мышления мало адверсии. Для этого нужна рефлексия, ибо наукой в собственном смысле является производство средств обоснования знания в качестве такового (т.е. в качестве продукта мышления). Мышление, чтобы стать научным, должно опосредовать себя как производящее знания. Т.е. наука, прежде всего, это – производство доказательства. А отсюда: и измерительные приборы становятся средствами познания лишь тогда, когда они используются в доказательстве, а не в одном ряду с другими инструментами для производства средств производства.
Очевидно, что в науке природное явление становится научным фактом в том случае, если доказана возможность его существования хотя бы эмпирически:
«Движенья нет, сказал мудрец брадатый.
Другой смолчал и стал пред ним ходить».
Но при этом возможность существования природного явления должна быть доказана согласно критериям, определяющим научность данной эмпирии (иначе быть учёному битым своими коллегами «палкой Антисфена»).
Там, где нет доказательства – нет и науки. Определением науки как производства средств обоснования знания я:
а) отрицаю реальность существования аккадской и египетской науки. Хотя в то время и существовали медицинские, математические, астрономические и пр. знания, но за тысячелетия существования этих цивилизаций они не оставили нам ни одного примера доказательства;
б) вроде бы ставлю под сомнение научность описательных наук, например, географии. Но описание может быть как произвольным, так и проведённым по каким-то основаниям, которые, как раз и являются онтологическим ядром данных наук, которое надо обосновать. Хотя степень научности в таких науках по современным меркам низка.
Возвращаясь к вопросу – является ли натурфилософия наукой? – я не вижу никаких препятствий для отождествления её с наукой, ибо кроме ранней греческой натурфилософии (где, кстати, уже вкраплены доказательства отдельных её элементов) вся натурфилософия суть доказательство того или иного предполагаемого способа существования природы.
Итак, во-первых, натурфилософия как философия, суть наука. Т.е. натурфилософия – философская наука. Во-вторых, предметом изучения натурфилософии есть природа, представленная таким образом, чтобы человек, его социальность, его образ жизни составляли её закономерную часть. В-третьих, предметом натурфилософии есть не вся природа, а начала целостности природы. И, таким образом, я бы определил традиционную натурфилософию предварительно так:
-НАТУРФИЛОСОФИЯ – ФИЛОСОФСКАЯ НАУКА, ПРЕДМЕТОМ ИЗУЧЕНИЯ КОТОРОЙ ЯВЛЯЮТСЯ НАЧАЛА ЦЕЛОСТНОСТИ ПРИРОДЫ, А ЗАДАЧЕЙ – ИСТОЛКОВАНИЕ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА (ЧЕЛОВЕЧЕСТВА) КАК ОРГАНИЧЕСКОЙ ЧАСТИ ЭТОЙ ЦЕЛОСТНОСТИ.
Что же касается вопросов о преимущественно умозрительном её характере (и, в частности, о её спекулятивности), о стремлении человека к представлению природы как целостности – я выношу их за рамки данной главы.

1.Философский словарь. А-Я. //Под ред. И.Т. Фролова. М., 1987. С. 302-303.
2.Крамер С.Н. История начинается в Шумере. М., 1991. С.90.
3.цит. по Гегель Г.В.Ф. Соч. Т.1-14. М.- Л. 1929 – 1959. Т.Х. С.141.
4.Аристотель. Соч. в 4-х т. Т.1., 1975. С.68,69.
5.Кузанский Н. Соч. в 2-х т. Т.1. М., 1979. С.52.
6.Телезио Б. О природе вещей в соответствии с её собственными началами.// Антология мировой философии. Т.2. М., 1971. С. 124.
7.Декарт Р. Соч. в 2-х т. Т.1. М., 1989. С.309.
8.Кант И. Соч. в 6 т. Т.2. М., 1963. С. 351.
9.Шеллинг Ф. Соч. Т.1. М., 1987. С. 183.
10.Гоббс Т. К читателю. О теле.// Избр. Произв. В 2-х т. Т.1. М., 1964. С. 49 – 50.
11.Кант И. Соч. в 6т. Т.3. М., 1963. С. 685.
12.См., напр., Солонин Ю.Н. Наука как предмет философского анализа. Лен., 1988. С. 89; Семёнов Е.В. Огонь и пепел науки. Новосиб. 1990. С. 38

@темы: Натурфилософия как рефлексия естествознания

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Философия

главная